Меню
17+

Артемовский исторический музей. Муниципальное бюджетное учреждение культуры Артемовского ГО

27.01.2020 15:28 Понедельник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Вспоминая блокаду

Автор: Людмила Сикорская
Научный сотрудник Артемовского исторического музея

27 января является Днём воинской славы России — День полного освобождения советскими войсками города Ленинграда от блокады его немецко-фашистскими войсками (1944 год). Сегодня мы предлагаем вашему вниманию воспоминания Тамары Сергеевны Лысковой, пережившей все тяготы блокады, будучи ребенком. Она родилась в Ленинграде за четыре года до блокады. 4 года от роду — не так уж и много, но Тамара Сергеевна помнит о том времени немало.

К сожалению, Тамара Сергеевна уже ушла из жизни, но эти строки звучат живо и актуально и в наши дни. Итак, отрывки из интервью Тамары Лысковой…

- Тамара Сергеевна, что помните о том времени?

- Хотя мне было всего 4 года, но я помню многое. Мои родители, обсуждали все эти события, и в памяти кое-что отложилось. О войне вообще гадали заранее – будет, не будет. Помню, мама все радовалась, что после финской войны граница Финляндии от нас отодвинулась. Говорила, что финны – очень жестокий народ. А еще помнится, когда война с Германией уже началась, она все волновалась, почему после выступления Молотова по радио, никак Сталин не обращается к народу. Когда обратился – мать успокоилась. Даже я помню это обращение – не буквально, конечно, а общее впечатление осталось – говорил Сталин очень задушевно. Потом немцы стали подходить близко к Ленинграду, волнение усилилось. Отец мой – шофер, очень хорошо ориентировался в городе. Сказал, помню, что немцы уже у Кировского завода находятся. А потом случился первый обстрел, и разгромили продуктовый склад. Вот тогда тревога за будущее стала реальной – как выживать, чем питаться?

- А ваши родители не думали о возможности покинуть город?

- Вы знаете, нет. Мои родители родом – из-под Ленинграда, оба — крестьяне. Сначала немцев долго не воспринимали всерьез. А потом – они оказались уже в городе. Отец, как я уже сказала, был шофером на торфопредприятии «Шувалово», у него была бронь. Мама была домохозяйкой, растила детей. До войны у меня была младшая сестренка, во время войны – родился брат.

- Каким же выдался для вашей семьи этот первый год блокады? Как вы выживали?

- Моя мама оказалась по-крестьянски хозяйственной. Она где то вовремя купила жмых. Это была такая плитка толщиной сантиметра три – из отходов подсолнечника. Жмых и стал нашей основной едой, помню, мы откалывали по кусочку топориком и сосали. До сих пор помню этот сладковатый вкус. Правда, после него начинались проблемы с кишечником, но тогда это было не главное. Первый год войны выдался самым голодным, самым сложным. Чуть позднее появились продовольственные карточки. По ним выдавали хлеб, мужчинам-работникам была норма 250 граммов, женщинам и детям-иждивенцам – по 125 граммов. Огромной бедой было потерять продовольственную карточку, ее никто не восстанавливал. А карточки и крали, и теряли… Когда мама родила брата, ей паек хлеба увеличили до 250-и.

- Это что-то вроде материнского капитала того времени…

- Женщины вообще многое делали. Дрова заготовляли. Ходили на торфяные болота, а мы жили на северной окраине Ленинграда, в Шувалово, заготавливали коренья. Ими печи и топили. Когда с едой стало совсем плохо, правительство города обязала всех жителей города разводить огороды, грядками были засажены целые улицы. Выращивали картофель, морковь, свеклу. У нас маленькие огородики были разбросаны в разных частях Шувалово. Летом становилось чуть полегче. К лету мы оживали. Ходили в лес, на болото – собирали ягоды: голубику, морошку, что было сладкое – все в рот. Кислицу собирали, щавель. Вообще ничего не выбрасывали. Помню, что мама даже зеленые листочки от капусты не выбрасывала, а в щи использовала. Называла она эти листики – «хряпа».

- А военные действия, бомбежки помните?

- Помню на наш родной шуваловский парк сбросили бомбы. Когда начиналась бомбежка, мама хватала нас и бежала в бомбоубежище. Там были полати с сеном, и мы, дети, там спали во время авианалетов. Просыпались, а родителей нет, они уже на работе. Помню, еще солдат, которые у нас квартировались, скорее всего, это были зенитчики. Запомнился солдат по имени Гришка Хохол, он играл на скрипке, все соседи приходили послушать. А скрипка хранилась у нас в шкафу. Мы, дети, тоже, если можно так выразиться, участвовали в обороне: собирали бутылки и сдавали их в специальные пункты, потом эти бутылки использовались для изготовления всем известного «Коктейля Молотого». Также проверяли затемнение и «кресты» на окнах, чтобы не пострадали жилые дома во время бомбежек. А однажды нас немец очень напугал. Мы, дети, стояли у колодца и смотрим, самолет низко летит. Подумали – наш «кукурузник», потом присмотрелись – кресты немецкие. Мы – врассыпную. А немец нам рукой помахал.

- А на игры время у вас оставалось, детьми же все-таки были?

- Конечно, играли. В мячик, в лапту, на скакалке скакали. Мальчишки в войну играли.

- А люди друг друга как — то поддерживали, была взаимовыручка какая-то?

- Люди друг другу доверяли. У нас был дом на 16 квартир, но мы двери никогда на ключ не запирали. Просто уходили и оставляли двери незапертыми. И никто ничего не брал. Даже в голову не приходило. Все тогда жили одинаково.

- А какие разговоры чаще всего велись в то время?

- О еде, конечно. Об этом не очень принято упоминать, но в голодном Ленинграде ели даже детей. Я уж не говорю о собаках и кошках. Люди просто дичали от голода. После войны в Ленинград завезли целый вагон кошек для борьбы с крысами.

- Как сложилась ваша жизнь после войны?

- Я окончила семилетнюю школу, а потом поступила в техникум на фельдшера. Окончила его с отличием и поступила без экзаменов в санитарно-гигиенический институт, сейчас это Академия им. Мечникова.

- То есть по профессии вы…

- Врач по гигиене питания. Всю жизнь проработала по этой специальности в Артемовском.

- А как вы в наш город из Ленинграда попали?

- Познакомилась с будущим мужем в Ленинграде, а он — житель Артемовского, приехал в наш город на курсы Школы профсоюзов. Мы поженились, и я приехала вслед за ним в Артемовский.

- Какие-то награды, памятные знаки, связанные с освобождением Ленинграда у вас есть?

- Есть. С 2004 года Президент нас, блокадников не только поздравлял, но и медали нам вручали памятные. У меня таких – несколько. А еще предмет особой гордости, но это уже за мирный труд-значок «Отличнику здравоохранения». Про блокаду спокойно вспоминать не могу, все равно волнуюсь, хотя и давно это все было.

Бомбоубежище.
Долгая блокадная зима в Ленинграде/
Кадры блокадного Ленинграда.
Огороды в блокадном Ленинграде.
Паек хлеба в Блокаду.
Тамара Лыскова ребенком пережила Блокаду.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

56