Меню
12+

Артемовский исторический музей. Муниципальное бюджетное учреждение культуры Артемовского ГО

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

«Дальневосточная Победа»

Иллюстрация: http://gazeta-efremov.ru/

Дальневосточная Победа. Часть 1. Цикл публикаций Артемовского исторического музея посвящен важным боевым операциям и памятным датам военной истории Великой Отечественной войны на Дальневосточном фронте.

Его завершает публикация «Артемовцы – участники Великой Отечественной войны, награжденные медалью «За победу над Японией» и участники боевых действий на Дальневосточном фронте».

Бытов Зотик Федорович

Родился 31 декабря 1919 года в Тугулымском районе Свердловской области.

Участник Великой Отечественной войны, служил на Дальнем Востоке.

Призван 28 сентября 1939 г. – июнь 1942 гг., 193-й стрелковый полк.

Июнь 1942 г. – 15 июля 1946 г. – 365-й отдельный гвардейский батальон морской пехоты.

Гвардии старший краснофлотец. Военная специальность «огнемётчик», служил в рядах РККА 6 лет 9 месяцев.

Участник боевых действий против японских захватчиков.

1. Бытов Зотик Федорович.
Справка З.Ф. Бытову.
Военный билет З.Ф. Бытова.

Мустаев Марат Нагимович

Мустаев Марат Нагимович — участник Великой Отечественной войны.

Родился в 1918 году в Башкирской АССР, в крестьянской семье.

В июле 1941 года – отправка на фронт. Под Москву. Командир минометного взвода Марат Мустаев участвует в боях за города Клин, Солнечногорск, Калинин. В декабре 1941 года – первое ранение.

В феврале 1942 года он снова встрою, теперь как командир минометной батареи – на Юго-Западном фронте. После ранения в июле 1942 года – лечение в Пермском госпитале.

Затем воевал в составе Уральского добровольческого танкового корпуса (знаменитого УДТК), в качестве командира минометной батареи. Участник первого боя за г. Козельск. До февраля 1945 года еще дважды был ранен, лечился в Самарканде, а потом – Японский фронт, был начальником разведки дивизиона 3-й гвардейской дивизии.

Мустаев Марат Нагимович за мужество и участие в Великой Отечественной войне получил высокие награды: орден Красной звезды, два ордена Отечественной войны 1-й степени, медали «За оборону Москвы», «За освобождение Киева», «За взятие Кёнигсберга».

Филиппов Михаил Павлович и Шумков Владимир Александрович

Филиппов Михаил Павлович, мичман, боцман подводной лодки Л-19 (XIII серии, Л — «Ленинец»).
Шумков Владимир Александрович, старший краснофлотец на подводной лодке Л-19 (XIII серии, Л — «Ленинец»).
Список погибших на лодке Л-19.
У подводной лодки Л-19.

Л-19 (серии XIII, Л — «Ленинец») — советский дизель-электрический подводный минный заградитель времён Второй мировой войны. Лодка была заложена 26 декабря 1935 года на заводе № 189.

4 ноября 1939 года вступила в строй.

23 августа 1945 года торпедировала и потопила японский транспорт «Tetsugo Maru» (1 403 брт).

24 августа потоплена. Точная причина неизвестна, предположительно лодка погибла на донной мине или в результате налёта японской авиации.

Л-19 стала последней советской подводной лодкой, погибшей во Второй мировой войне.

Погибло 64 члена экипажа подводной лодки.

Среди них были и наши герои, призванные Егоршинским РВК в ряды РККФ:

Филиппов Михаил Павлович и Шумков Владимир Александрович.

Филиппов Михаил Павлович. 1910 г.р., мичман, боцман.

Русский, член ВКП(б).

Уроженец села Углево Галичского района Костромской области. Призван в РККФ из запаса Артемовским РВК Свердловской области в 1942 году.

Шумков Владимир Александрович, 1924 г.р., старший краснофлотец, электрик.

Русский, член ВЛКСМ.

Уроженец города Березники Пермского края. Призван в РККФ Егоршинским РВК Свердловской области в 1943 году.

Во Владивостоке, на высоком морском берегу, находится Памятник героям-подводникам подлодки «Ленинец-19», погибшим в бою за Родину в 1945 году.

Скутин Николай Поликарпович

Скутин Николай Поликарпович.

Был призван в Красную Армию в середине ноября 1943 года 17-летни юношей. Два с половиной месяца проходил курс молодого бойца в Чебаркуле – и на фронт. Под Киевом эшелон остановили. На станции Шевченко его догнала команда пограничников с Дальнего Востока, которая привезла приказ Верховного главнокомандования – отобрать из эшелона солдат, годных служить в войсках НКВД. Комиссию провели быстро: не судим налево, судим – направо. Более крепких несудимых ребят повезли через всю страну в обратную сторону – на границу с Маньчжурией, которая в то время была оккупирована Японией.

Николай попал в погранотряд №69, на погранзаставу Белоберезовскую. Первая задача перед пограничником — хорошо изучить участок границы, охраняемый этой заставой: 8 километров 200 метров. Но на этом участке границы 6 сопок, на каждую из них надо подняться, хорошо оглядеть окрестности и спуститься – это днем. А ночью – пройти бесшумно. Вслушиваясь в каждый шорох. Но сходить в наряд –значит не только пройти этот участок границы, надо до начала этого участка границы от заставы пройти 7 километров, границу – 8 километров 200 метров, и обратно от границы на заставу – это еще 9 километров. Таким образом, ежедневно 25 километров в полном солдатском обмундировании и в жару, и в мороз по глубокому снегу. Раньше застава была конной, но в войну кони — на фронте, и пограничник пешком ежедневно обходил этот участок.

Однажды в середине июля 1945 года пограничников, свободных от наряда, отправили в расположение соседней заставы. Там их разместили в овраге. чтобы соседи, японцы. Не увидели, и зачитали им приказ Сталина: «Снять японские заставы!» Все поняли –война.

Несколько дней тренировки, как снимать часовых, подрывать линии электропередач, а в ночь с 1 на 2 августа по тревоге подняли отряд их двух погранзастав, человек 50, и зачитали приказ: «Уничтожить японскую заставу Сунгач!»

В 4 часа ночи пересекли государственную границу, через болото подобрались к расположению японской заставы, рассредоточились и по команде «Вперед!» ринулись в атаку. Но атака быстро захлебнулась: пулеметный огонь с вышки заставил пограничников залечь. Трое было убито. Несколько человек ранено. Капитан Щербаков, командовавший операцией, приказал трем бойцам прорваться вперед и забросать вышку гранатами. Задание было выполнено, и пограничники вновь получили приказ: «Вперед!» Тогда японцы открыли пулеметный огонь из окопов, но были забросаны гранатами. Трудно представить, чем бы закончилась атака, не погодись тут артиллеристы Рокоссовского. Они прикрыли пограничников – японская застава Сунгач была полностью уничтожена, а пограничники, полностью выполнив задание, потеряв 6 человек убитыми, вернулись на заставу.

Но… отдых был коротким. Теперь отряд из двухсот пограничников на «Студебеккерах» ночью стал углубляться на территорию Маньчжурии. Проехали Харбин. На подступах к городу дальний стала слышна канонада. Остановились. Оказывается, этот город уже несколько раз переходил из рук в руки. Объявили задачу: помочь войскам взять город Дальний окончательно и провести зачистку местности.

Николай Поликарпович вспоминает: «Бой был жарким. Я был первым номером на ручном пулемете. Вторым номером был Халимов из Челябинская, отчаянный парень. Были моменты, когда установить пулемет просто обстоятельства не позволяли – была дорога каждая минута, так Халимов остановится, нагнется, уши руками зажмет. А я прямо с него и режу.

Когда город был взят, прибыло пополнение, а нас, отряд пограничников, направили на охрану войскового тыла, то есть на зачистку местности, отбитой у японцев. Ночью действовала разведка, выявляла, где остались группы японцев и оказывают сопротивление. А утром мы садились на «Студебеккеры» и ехали уничтожать эти группировки. Некоторые из них были человек по 50-60, сопротивление оказывали отчаянное.

Когда провели зачистку всей местности, поступил приказ: «Вернуться на свою заставу!» Возвращались пешком. 3 сентября с одной из сопок японцы стали «поливать» огнем. Получили команду: «К бою!» Мы с Халимовым установили пулемет, палим по японцам. Вдруг я почувствовал – черкнуло по ноге. Посмотрел – кровь. Ранение. Выручил танк, шедший на ремонтную базу. Танкисты развернули башню, влепили по сопке пару снарядов – огонь прекратился, и отряд продолжил путь, таща с собой раненых и убитых.

Я плелся на своей раненой ноге, но силы уже начали покидать меня, когда нашелся выход: китайцы сказали, что в одной сопке спрятаны коровы помещика. Коров пригнали. Бык и корова оказались подкованными, значит. Их использовали для перевозки тяжестей. Бойцы украли у китайцев 2 телеги и погрузили на них убитых и раненых. А бык и корова доставили нас в расположение заставы».

Николая Скутина в госпиталь не отправили: ранение в мягкое место – быстро заживет. Поместили в санчасть. Зажить-то рана зажила, кость не задета – верно, но оказался поврежденным нерв – и остался Николай Поликарпович инвалидом на всю оставшуюся жизнь. Боль внутри, врачам не видна, так что от службы не освободили, только в наряды не посылали, а работал он то коноводом, то на стройке.

Так лучшие 7 лет своей жизни и отдал Николай Поликарпович Скутин защите Отечества.

Родина не забыла его ратный труде: на его груди медаль «За победу над Японией» и орден Отечественной войны 2-й степени.

(Очерк О.М. Мартыновой из книги «И в труде, и в бою…» 2001г., г. Артемовский.)

Фотография из электронного архива музея.


Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

46